Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Травма в наследство

Замечательное продолжение размышлений о зависимости и созависимости.

Оригинал взят у uta_kryakva в Травма в наследство
Пограничные нарциссичные матери - это женщины с запретом на удовлетворение самих себя, с запретом на выражение их собственного "я". Поэтому такие люди становятся зависимыми и созависимыми, в надежде, что кто-то другой удовлетворит их желания, если им самим запрещено это делать.
В случае же с появлением ребенка у такой женщины, ей предстоит заботиться о нем, в том числе и эмоционально, контейнируя и часто откладывая свои желания и потребности.

Такая мать бессознательно будет завидовать и ненавидеть своего ребенка (скорее бессознательно, хотя в более патологических случаях можно видеть и откровенное желание причинить вред ребенку), одновременно с этим у неё будет возрастать тревога и страх за него, ведь своего разрушительного импульса такая женщшина не осознает, а страх и вина за свои запрещенные желания, диффузно проявляясь неясной тревогой, будут гнать её контролировать каждый его шаг, пугаться болезней, стараться полностью соответствовать его желаниям.
Дети обычно чувствуют материнскую тревогу и вытесненную агрессию, и также вырастают переполненными тревогой и страхом.

Collapse )
***
Добавлю свой полтинник.
Пограничные нарциссичные женщины (и мужчины) с окружающими, с которыми находятся в отношениях, ведут себя так же, как со своими детьми: в глубине души испытывают ненависть к удовлетворенным окружающим и подавляют свою агрессию к ним.
При этом они могут быть суперактивны, делать много-много всего и все равно оставаться неудовлетворенными, а могут быть гиперпассивны и все их должны обслуживать и развлекать. Они в любом случае неудовлетворены и их Я не выражено.

Вина и благодарность


Клод Моне. Впечатление. Восход солнца. Музей Мармоттан, Париж

Благодарность рождается из того места, где раньше была вина.

Малыш не благодарит маму за то, что она кормит его своим молоком. Он считает ее молоко своим. Это естественно: у него же нет никакого другого опыта – его жизнь зародилась внутри ее жизни.

Он растет, начинает ходить, ему интересно узнавать, что вокруг. Иногда он сам увеличивает дистанцию между собой и мамой, иногда мама уходит по своим надобностям.

Если малышу не хватает еды – эмоциональной или обычной, он винит себя: он сделал так, что мамы стало недостаточно. Мама дает ему мало тепла и внимания – значит, он плохо старался, надо стараться лучше, чтобы соответствовать ее ожиданиям. Малыш ведь не может спросить у мамы: "Что не так?".
Потом в этой схеме появляется папа, другие родственники, учителя. Ребенок автоматически решает, что должен удовлетворять ожидания папы, чтобы папа давал ему необходимую пищу для роста личности, помогал сохранить безопасность в обществе. И т.д.

Одни люди стараются долго, может, всю жизнь, во всех отношениях: на работе, дома, с друзьями. Другие в какой-то момент перестают стараться и говорят: "Да пошли вы все!". По сути, это два полюса одного и того же явления, замешанного на чувстве вины.

Да. Мне важно тут сделать ремарку Я не хочу, чтобы вы все встали на защиту малыша и стали демонизировать мам. Малыши разные бывают. Некоторым надо столько внимания, что даже 10 мам с этим не справятся. Это же еще и вопрос физиологии, состава мозга, нервной системы, кому и чего сколько надо для счастья. Ни малыш не виноват, что ему столько надо, ни мама, у которой этого столько нет.

Выросший малыш и выросшая мама, два психологически зрелых человека, могут это понимать: делаю, что могу, это данность, это то, что есть между мной и тобой.

Когда человек принимает и проживает тот факт, что напротив него - другой человек, с другими жизненными параметрами и ценностями (сильно другими или чуть-чуть, но все равно другими), чувство вины растворяется. Вы же не вините себя в зоопарке, когда стоите и смотрите, а там – антилопа? Вам же не придет в голову обвинять себя в том, что не заслужили ее внимание, а ее обвинять в том, что она не приготовила вам обед?

Нет, ну конечно, если вы это читаете, ваша мама не антилопа, и, слава Богу. Я лишь хочу сказать о том, что когда справляешься с виной, когда вина перестает доминировать и определять ваши поступки в отношениях, на этом месте рождается благодарность. Спасибо, что выкормили меня, дали выучиться в школе. Спасибо, что ты рядом, что ты мой друг. Спасибо, что это читаешь. Себя также хочется поблагодарить за то, что я – жива, пишу вот, думаю, хочу помочь.

Пока вина заслоняет мир, трудно чувствовать, переживать благодарность. Такой человек находится в отношениях с виной, а не с другим человеком и не с самим собой.


P.S. Да-да-да! Всякий может злиться на то, что происходило в его детстве. Ок. Для этого есть много способов, если не знаете их, расскажу. Но сейчас вы уже взрослый, вам больше 18 лет, вы занимаетесь сексом, выпиваете алкоголь, нарушаете ПДД и сами выбрали прийти в этот журнал. Значит, вы способны принять для себя новый способ обращения с собой и своими близкими. Не знаете, как принять? Кое-что расскажу.

История Линды

Фото яндекс.ру


Реальный случай из психотерапевтической практики.

"Линда на две недели приехала в Колорадо, чтобы пройти у нас интенсивную терапию.
Старший ребенок в очень состоятельной семье, она выросла в среде, которая со стороны казалась достаточно нормальной, даже идеальной. Однако ее родители совершали столько насилия, что мы вряд ли слышали о таком раньше. В результате у Линды появилось противозависимое поведение.

Ее мама идеально вписывалась в прототип созависимого поведения: беспомощная, очень пассивная, полностью подчинена тирании мужа. У отца были классические симптомы противозависимости: эгоизм, осуждение всех, перфекционизм, высокая требовательность. Линда сравнивала свое детство с концентрационным лагерем.

В начале лечения мы посвятили несколько часов терапии тому, чтобы помочь ей реконструировать части своей травмы. Мы исследовали динамику отношений ее родителей; ее роль в том, чтобы поддерживать подобие гомеостаза в их отношениях; бессознательные психологические соглашения, которые были у нее с каждым из родителей, ценности, убеждения, предположения и ожидания, которые она использовала, чтобы структурировать свой опыт, повторяющиеся модели ее списка предательств, первичную травму, которая заложила сценарий ее жизни.

Поскольку в детстве она пережила невероятное насилие, мы знали, что ее ключевая травма развития является, скорее всего, очень сильной.
Мы исследовали с ней обстоятельства ее рождения.

Collapse )

Травмы развития как препятствие близости


Хочет взлететь и не может. Отсюда: http://010477.livejournal.com/204829.html


Отто Кернберг, классик психоанализа, дал такое определение травмы: "Травма является одноразовым, интенсивным и потрясающим всю душу переживанием, которое не может абсорбироваться (поглощаться) и «метаболизироваться» (до конца прорабатываться) психикой".

Проще говоря, это что-то, что потрясло вас до глубины души. И, если это произошло в раннем детстве, психика могла защититься от этого сокрушительного удара – вытеснить это впечатление, как бы забыть.
Вы можете жить и не подозревать про свою травму. Но однажды – и обычно в самый неподходящий миг – она даст о себе знать, как вулкан Эйяфьядлайёкюдле, нежданно засоривший своим пеплом небо над старушкой Европой. Конфликт или кризис может обнаружиться, всплыть на поверхность, накануне свадьбы, в бане, за столом, в постели, или когда вы со своей парой собираетесь на пляж, за покупками и т.д.
 
Последовательность тут такая: травма произошла в детстве в отношениях с мамой (чаще всего с мамой, потому что именно мама обременена гораздо большим количеством функций в заботах о малыше, чем отец, хотя и отец, безусловно, тоже участвует в процессе), а потом во взрослом возрасте, в отношениях с партнером происходит ретравматизация.

"…Травмы развития, полученные в раннем детстве, являются главной причиной того, что люди избегают близости. Эти травмы возникают в результате отсутствия родительской заботы чаще, чем в результате насилия, и поэтому их труднее идентифицировать. Ведь кроме того что социальные и эмоциональные потребности ребенка игнорировались значимыми для него взрослыми, "ничего" не случилось.

Collapse )


Зачем вам нужны отношения?


Фото yulechka, яндекс.ру

Помните фильм "О чем говорят мужчины"?
Леша любит жену Настю и свою семью. Камиль любит свою жену и еще какую-то Яну.
Если жена Настя, еще жена и какая-то Яна спросят Лешу и Камиля: "Ты меня любишь?". В ответ услышат: "Да".
А что происходит? Женщины где-то там, а мужики в Одессе бухают и оттягиваются рядом с красотками.
И про любовь ведь все правда, не придерешься. Однако жены скандалят и требуют от мужей того, чего они дать им не могут – физического присутствия и полного соответствия ожиданиям прямо сейчас.

Семьи проходят те же стадии зависимых отношений, что индивиды и пары.

Collapse )



Как я к тебе отношусь

Как определить свое отношение к другому человеку?
Совсем нелегкий вопрос и нелегкое дело. Нет, если ограничиться стандартными масками «нормально», «хорошо», «плохо», то будет легко. Но это будет неправда. Мне неправда не нужна, не знаю, как вам.

Как на самом деле я отношусь к тебе, к мужчине в метро напротив, к своему другу, своей маме? Мужчина может меня очень привлекать своей ухоженностью, он интересен мне, я смущаюсь. Мама может раздражать навязчивой опекой, я испытываю нежность и желание помочь, когда ей трудно самой встать с дивана, а друг меня просто бесит тем, что третий день не звонит.

Нужен навык, чтобы распознать эти чувства в себе. Это трудно, потому что в детстве для многих было небезопасно чувствовать злость по отношению к своей маме. Мама могла наказать ребенка, который не проявляет к ней детской любви. Наказать – не обязательно поставить в угол. Некоторые мамы воспитывают своих деток кончиками ресниц, интонацией голоса – и это хуже некуда, и от этого не спрятаться ни в каком углу.

Потом дети вырастают, а навыка распознавать свои чувства, определять, как чувства живут в теле, нет. И хочется партнерских отношений…Чтобы были равные права, устраивающие обе стороны обязательства и договор о сохранности границ. Я сама много раз участвовала в строительстве партнерских отношений без осознанного понимания, как я отношусь к своему партнеру. Всякий раз этот, образно говоря, дом оказывался недостроен или он меня не устраивал своей функциональностью. С внешним видом, как правило, все было тип-топ. Да, фасад мы выкладывать умеем – научились при взаимодействии с родителями и другим воспитателями.  

Вот, кстати, и хорошая новость. Раз мы способны учиться, то почему бы не продолжать? Когда я на группе смотрю на тех, кто вокруг, и определяю, как я отношусь к каждому участнику, иногда, попадая в точку, чувствую, как внутри, словно распускается что-то. Размораживается, оттаивает. Не всегда это легко. Но определенно: я становлюсь более живой.

Про группу я сказала не случайно. Это самое безопасное из пространств, чтобы пробовать что-то новое для себя (есть еще личная терапия, но там выбор ограничен, потому что перед тобой всего один человек - терапевт).
«Мой способ выстраивать партнерские отношения» - тема нашего с Аней Корниенко тренинг-теста, который мы будем проводить на ПсиСалоне. Вот я об этом и думаю.